Почему в наше время мужчины не спешат регистрировать брак


Интервью Юлии Екимовой с игуменом Евмением
В начале весны, в канун Международного Женского Дня нам, наконец-таки, удалось продолжить разговор на увлекательную тему, обозначенную в заголовке. Игумен Евмений нашел время в своем плотном графике, и мы, уютно расположившись по разные стороны монитора и включив диктофон, начали…

Вопрос:
— Мне бы хотелось услышать твое мнение по поводу официальной регистрации брака, почему мужчины неохотно идут на этот шаг? Если уж говорят, что «штамп в паспорте ничего не значит», то почему от этого штампа они так упорно пытаются уклониться? Женщины же чаще проявляет желание и внутреннюю готовность к браку. И даже те, которые соглашаются на все другие варианты, внутренне мечтают быть замужем в официально оформленном супружестве.

Ответ:
— Давай начнем наш разговор на эту тему «от сотворения мира». Биологическая природа женщины устроена таким образом, что ей предназначено продолжать жизнь. Женщина является клеточкой в Глобальном Замысле Вселенной по воспроизводству жизни на Земле. Но для осуществления этой цели ей нужен мужчина, который будет не только тем, кто совершит священный акт зачатия, но с готовностью выступит в роли кормильца и защитника на тот период, когда она будет занята ребенком.

Женщина сориентирована на продолжение рода, для нее очень важна (особенно на период рождения и вскармливания ребенка) защищенность и определенность. В Санкт-Петербурге у меня есть знакомая, которая рассказала о своем опыте: «Когда я жила гражданским браком, я чувствовала, что из этих отношений я всегда могу сбежать, если что-то пойдет не так. Я знала, что и мужчина может уйти в любой момент со словами: «Ты же мне не жена». В таких отношениях я не чувствовала защищенности, внутри было постоянное тревожное ожидание. Хотелось подтверждения, пусть даже и формального, что хотят именно со мной жить и строить отношения. Если партнерам хочется оставить за собой возможность уйти, то гражданское сожительство — идеальный вариант. А вот когда мужчина намерен дальше идти вместе, то ему важно взять на себя ответственность и сказать «Будь моей женой». Когда я встретила будущего супруга, и он сделал мне предложение, у меня внутри будто «случилась цельность» и родилась уверенность в том, что теперь мы дальше идем вместе. И, одновременно, внутреннее чувство, что «я нужна и меня хотят рядом и надолго». Да, слова были формальны: «Выходи за меня замуж», но вместе с этим я испытала ощущение, что мне есть на кого опереться и за кем идти. Моя женская природа уже не могла сопротивляться, потому что сильная мужская рука меня взяла и повела. Я помню слова супруга, который впоследствии сказал, что после этого он «почувствовал себя настоящим мужиком». Когда мне сделали предложение, я почувствовала, что мужчина взял на себя ответственность и решил, а решительность – (это для меня очевидно) — проявление мужской сути".

У мужчин же другая доминанта. Для него важна женщина, которая будет его уважать, увидит его безусловную ценность, заметит, и с почтением отнесется к его предназначению: преобразить мир, сделать что-то ценное для человечества. С которой сил, ресурса, вдохновения прибавится. Чего греха таить: многие мужчины сталкивались с ситуацией, когда женщины настолько закручивали мужчин вокруг своих эмоций и потребностей, что они теряли себя, растворялись в женском тепле, вместо того, чтобы быть сильными львами, становились домашними котятами.

Еще один очевидный принцип: женщина становится сильнее рядом с мужчиной, а мужчина, наоборот, слабее рядом с женщиной. Почему так происходит? Задача мужчины — активно взаимодействовать с миром, привнести что-то новое, изменить, усовершенствовать, спасти его, если это необходимо. Мужчин обычно настораживают женщины, которые пытаются полностью овладеть мужчиной, «одомашнить» его, чтобы он был посвящен исключительно семье, те, которые пытаются их приручить и контролировать. И когда мужчина «слышит» это в женщине, вся его природа кричит: «НЕТ!». Он начинает протестовать и отдаляться от отношений.

Иначе происходит, когда душа мужчины естественным образом откликается на заботу о конкретной женщине. Однако, для окончательного решения, мужчине важно соразмерить, сколько внимания и сил у него будет уходить на «домашнее», на женщину, а сколько сил останется на то, чтобы реализовывать свои цели в этом мире, то есть, понять, какова же степень его внутренней автономии в супружестве.

Вопрос:
— Хорошо, а задача совершенствовать и спасать этот мир тоже заложена в каждого мужчину?

Ответ:
— «Спасать мир», желание что-то сделать для больших (чем семья) систем — это свойство элит. Если это «элитное чувство» в мужчине проснулось, он, безусловно, ставит цели за пределами семьи, оставить что-то после себя: книгу, симфонию, фирму, сделать какое-то научное открытие, чтобы его имя и фамилия были увековечены, оставить след.

Естественное женское, как я уже говорил, — обеспечить домашний уют и возможность воспроизвести род, помочь раскрыть ему его индивидуальность. Женщина, которая родила ребенка (даже мать-одиночка), чувствует, что она исполнила свое предназначение. А женщина «бизнес-вумен» развивается по мужскому алгоритму. Если при этом она не родила ребенка, её природа не будет раскрыта, и на интуитивном уровне она будет это чувствовать. Точно так же, как мужчина, который стал домашним (т.е. прежде всего для дома, а потом все остальное), будет чувствовать, что он проигрывает в мужском. Поэтому, когда два человека сходятся в браке из желания раскрыть мужской и женский потенциал, им необходимо учитывать природные особенности и задачи каждого, быть готовым принимать эту разность и возрастать в ней.

Вопрос:
— Сейчас набирает силу мужское движение. Мужчины активно объединяются в темах против женщин. Они пишут посты, в которых осуждают женщин за их меркантильность и неспособность любить «по-настоящему». Что ты думаешь по этому поводу?

Ответ:
— Как правило, это мужчины, которые вступили в брак, вместили в свои личные границы женщину, а затем потерпели фиаско: то ли женщина изменила, то ли ни с того, ни с сего подала на развод, — и вот они начинают разбираться с тем, что же произошло. Иногда боль происшедшего закрывает возможность трезво, без взаимных обвинений, посмотреть на ситуацию, приведшую к расставанию: ведь кризис и расставание это всегда системный процесс.

Мужчины, получившие рану при разводе (особенно с юридическими последствиями) насторожены, потому что поняли, что полюбив в женщину, зарегистрировав отношения в ЗАГСе, они могут в очередной раз оказаться в проигрыше, ведь никто из них не застрахован от того, что женщина через 1,5-2 года может сказать: «Прошли чувства, я не могу больше с тобой, давай разводиться!». И все, что им было инвестировано в создание дома или развитие совместного бизнеса, в бракоразводном процессе очевидно придется разделить.

Кстати, большинство мужчин на интуитивном уровне чувствуют, сделала ли женщина свой окончательный выбор или у нее остаются пути к отступления. Особенно остро — когда дело идет к свадьбе, а душа чувствует: что-то не то, то ли с её, то ли с его стороны… Поспешили… это тоскливое чувство, когда отменить ничего нельзя, а самое главное (что должно предшествовать свадьбе) так и не произошло.

Вопрос:
— То есть, если мужчина получил в прошлом негативный опыт, он строит следующие отношения используя арсенал всевозможных защит? Но ведь и женщины, бывает, имеют не менее трагичный опыт, однако стремятся в новые отношения с меньшей опаской. С чем это связано?

Ответ:
— Как будто неудобно говорить о таких совершенно очевидных вещах, но я попробую. В случае, если отношения зарегистрированы, при расставании женщина, в любом случае, окажется в выигрыше, она возьмет половину из «совместно нажитого имущества». Мужчина это знает, поэтому не спешит давать никаких гарантий и обещаний. Это вопрос его личной безопасности. И женщины, и мужчины сегодня достаточно осторожны. В современном мире мы научились жить самостоятельно. Если в патриархальном обществе это было невозможно, где-то даже опасно для женщины (бродили здесь и там всякие медведи Смайлик «smile», племена нападали друг на друга, захватывая территорию), то сегодня экономически каждый вполне может выжить самостоятельно. Поэтому, в наши дни, основанием для вступления в оформленные супружеские отношения может быть только любовь. Любовь, которая разрушает границы эго, эго, отвечающее за защищенность. Только когда человек сдается любви, он готов рисковать.

Вопрос:
— Но не всем людям удастся пережить состояние «вселенской любви», о котором ты говоришь… Как быть тем, кто хочет завести семью, но в силу личностных особенностей, так и не выйдет за пределы эго?

Ответ:
— Тогда это брак из разряда: «одиночество вдвоем»: «Давай уж как-нибудь попробуем, потому что со мной больше никто не хотел заниматься сексом, может хоть у нас с тобой что-нибудь получится!». Или, например, бывает так, что один из партнеров полюбил, а другой говорит: «Я когда-то переживал состояние любви, а к тебе у меня не такое интенсивное чувство…». И если они преждевременно принимают решение создать семью, то это решение вне любви будет тяготить обоих. Только сильная и взаимная любовь-импульс, способна гармонично склеить новое естество и герметизировать пару.

Сейчас попробую объяснить этот термин, «герметизировать». Представим, летят друг ко другу два космических корабля. Чтобы не произошла разгерметизация, им нужно очень точно состыковаться. И здесь невозможна ситуация, при которой, один из них «состыкуется точно», а другой «приблизительно». Тогда открытый космос хлынет в салон, и все космонавты погибнут.

По уровню опасности для человеческой души, это та же самая ситуация. А если по другому? «Я полностью — для тебя, и ты полностью — для меня. Мы полностью доверились друг другу. Все наши карты открыты и нет никакой манипулятивной игры. Все наши, в том числе и финансовые возможности, очевидны друг другу и согласованы».

Начало выхода из доверительных, близких отношений можно отметить тогда, когда она начинает скрывать какие то свои мысли и переживания от него, если у неё зарождается мысль: «если он узнает все мои тайны, я потеряю контроль над ситуацией». А у мужчины — когда он начинает скрывать от нее свои дополнительные финансовые поступления. У мужчин это нередко происходит в случае, когда его индивидуальные интересы и потребности мужчины игнорируются. Он чего-то захотел для себя, а она категорически против! И он, в таком случае не желает отдать ей все деньги, стать несамостоятельным. Но, ведь изначально он сам решил стать несамостоятельным рядом с этой женщиной, стать единым целым, семьей вместе с ней! И если он воспринимает ее как врага или опасность, то тогда это другое дело. А если это твоя возлюбленная, твоя часть, то, почему ты тогда ожидаешь от нее опасности?

В то же время, женское эго подкидывает ей следующие «гениальные идеи»: «я чего то не доскажу и чего то не открою, как будто это мое личное…» В ходе консультирования мужчин, обращавшихся ко мне, я заметил, что женщина в семье как правило сохраняет свой личный интерес (отдых, массаж, макияж)… Она себя помнит, а мужчина зачастую со своей любовью, долженствованием, ответственностью размывается до границ семьи, и себя как индивидуальность теряет. После того, как он свою мужскую индивидуальность потерял, он становится женщине не интересен. Он обслуживал ее интересы, выступал в роли слуги, а она в роли королевы. А поскольку он стал слугой, ей понадобился свой король. Как только мужчина весь свой мужской интерес пожертвовал в семью, забыл о себе, он потерял свою ценность и для семьи. И для того, чтобы вновь отыскать свое мужское «я», он, естественным образом, может снова пуститься в романтические приключения…

Именно поэтому мужчины не спешат вступать в зарегистрированные брачные отношения. До свадьбы все замечательно и хорошо, работает эротический перенос — «хочу только ее и с ней», а после он сталкивается с реальностью. Очень часто люди вступают в любовные отношения, в брак, даже не успев узнать своего партнера, движимы желанием, социальной необходимостью, соображениями возраста…

Вопрос:
— А как ты считаешь, сколько времени должно уйти на узнавание друг друга? Как быть, когда женщина говорит: «Я чувствую, что хочу родить от тебя ребенка, хочу создавать наше пространство, встречать тебя вечером с работы и т.д», а мужчина, боясь в очередной раз обжечься, не торопится принимать решение?

Ответ:
— Следуя логике твоих вопросов, мы говорим о партнерах как о совершенно отдельных существах, будто бы между ними не родилось «мы»-пространство. Если они на стадии сближения и знакомства, они готовы говорить о своих переживаниях и чувствах, то, как пара, они смогут открыто двигаться дальше. Не торопя события, смогут прислушиваться к себе и друг ко другу. Например, если женщина влюбилась, а у мужчины таких чувств не возникло, он должен искренне ей об этом сказать. Сказать, как есть: «Я сейчас к тебе той самой, глубокой и пылкой любви не чувствую». Но неверным было бы со стороны мужчины использовать открытость и доверие женщины для того, чтобы получать от нее секс, эмоции, время. Здесь наше благородство и культура именно в том, чтобы на каждом этапе сближения и узнавания друг друга мы могли быть честными. Иначе вся эта любовная история теряет смысл.

Как правило, если один из партнеров торопит другого с ответом, а другой говорит: «прости, я еще не определился, мне нужно время», нужно понимать, что это вариант деликатного отказа. Это означает: «Рвать связь я пока не хочу, потому что другого варианта у меня пока нет, а так, пока хоть что-то (встречи, смски, переписка как формы эмоциональной стимуляции), ну хоть кто-то… Я в активном поиске, но мой вариант очевидно — не ты, поэтому если мне захочется сильно женского внимания или секса, я просто прилечу к тебе»…

Вопрос:
— Слушай, но ведь все так просто: быть открытым, говорить о том, как есть, выбирать или не выбирать то, что есть. Откуда столько сложностей и заморочек?

Ответ:
— Наиболее зрелый из партнеров со временем может сказать: «Я уже устал от этой любовной игры! Я хочу быть честным! Мне важно понимать, что между нами происходит». А если другой еще не наигрался? Если он (она), возможно, думает, что играя, не договаривая, получит какие-то дивиденды от этого… то есть «выиграет» в отношениях, которые считает не взаимной сдачей, а противостоянием.

Два зрелых партнера — это две индивидуальности, которые хотят говорить и умеют говорить о своих чувствах. И если, например, что-то пойдет не так, или чувства не взаимны, то они смогут расстаться благородно. Т.е. «вот, мы подошли к границе, где нужно переходить из дружбы в любовь со всеми вытекающими отсюда последствиями, и я тебе честно говорю: „Не могу“… И ты говоришь: „Очень жаль! Я какое то время буду скучать по тебе, думать о тебе, но после того, как мы прожили этот этап, который я воспринимал(а) любовью, поскольку для меня это было именно так, я уже не смогу с тобой «остаться друзьями!»“

Если они подошли к грани где они уже были близки как любовники, а другой (оказывается) в этом не был до конца, то «остаться друзьями» — будет предательством любви для того, который любил.

Здесь есть очень тонкая грань. Мы можем продолжать дружить, если между нами не было сексуальной близости, мы можем на этой дистанции более-менее продолжать общаться… Но если была эта связь, то на духовном уровне, мы вошли в брак, т.е. мы стали друг другу мужем и женой. В этом плане я полностью согласен с традиционным взглядом: что идти в телесно-близкие отношения имеет смысл только тогда, когда вопрос душевной близости, преданности и верности друг другу окончательно решен.

В современном обществе столько боли в связи с решимостью довериться еще раз. А поскольку (считается, что) секс доминантен для мужчины, то именно у женщины в момент приближения сюжета к интимной близости, должно хватить ума спросить: „Ты меня в жены берешь что-ли? Ты вот мне сейчас блузочку расстегиваешь, и я в принципе даже не сопротивляюсь, но ты меня в жены хочешь взять?“ А он: „Ой нет, я только секса с тобой хочу!“. Вот тут женщине стоит сказать такому мужчине: „Моя душа не проходной двор… Если ты определился окончательно, тогда, да я иду в любовь, для меня это счастье. А если это твоя похоть (“спермотоксикоз») тобою движет, то я — не способ решения этого вопроса, я же живой человек… И мне потом это «выплевывать» и выбаливать придется! Какая же это любовь? Я сейчас войду с тобой в телесную близость, меня это зацепит, внутри что-то произойдет, а ты оказывается только пробуешь меня на вкус, как мальчик в кондитерской".

Многие молодые люди ведут себя с женщинами как вел бы себя мальчик в кондитерской (когда не видят взрослые): они пытаются «пробовать» женщин без осознавания ответственности за дальнейшую судьбу отношений. Нельзя вступать в сексуальную связь с психологическими детьми! Конечно, ты скажешь, что я в облаках витаю, что это – какие-то нереальные вещи. Но я за то, чтобы выбор происходил осознано! И ответственность, конечно, прежде всего лежит на мужчине. Мужчина приглашает и ведет, женщина следует.

Глубинная потребность каждой человеческой души – найти своего, родного человека. Сексуальная близость – всего лишь телесная метафора близости. В современном мире он уже давно стал ее заменителем. Люди могут быть душевно не близки друг другу, не знать интересов друг друга, не знать, кто что любит, не интересоваться внутренним миром партнера, но находиться в сексуальной связи. Разве это то, о чем мы в юности мечтаем? Если это любовь, то существует интерес к душе человека или, по крайней мере, уважение к интересам и ценностям партнера. Со временем индивидуальные интересы могут перерасти в общие. Но именно с интереса к внутреннему миру человека в этом зарождается близость и происходит раскрытие душ навстречу друг другу…

Теперь хочется сказать о уже оформленных отношениях. Не стоит правильными идеями запрессовывать внутреннее чувствование, что любви, интереса, близости уже нет. Нередко в супружеских отношениях, когда цель уже достигнута, «он – мой муж» («она – моя жена»), но взаимный интерес утрачен, люди нередко запрещают себе осознавать, что происходит в отношениях: «У меня есть муж (или, у меня есть жена), а мне плохо, я чувствую себя одинокой… И мне некому сказать об этом, не с кем поделиться. И я сам себе запретила осознавать, что формально – «все как у людей отношения есть», но мне не хочется здесь быть, хочется убежать, уйти»…Нам необходимо научиться честно признаваться, прежде всего, самим себе: каково мне с этим человеком сейчас? Например, он говорит: «Не выдумывай, я же сказал, что люблю тебя!» А она вполне может ответить: «Знаешь, а я не чувствую… Потому, что критерий „любишь ли ты меня, или уважаешь ли ты меня“ не в тебе, он во мне. Если я чувствую себя любимой общаясь с тобой, значит ты меня любишь. Критерий „любят ли меня“ не в том, что человек говорит об этом, а в том, чувствую ли я себя любимой»…


Основным критерием происходящего в отношениях выступает честный, обоюдный ответ на вопрос: «Счастливы ли МЫ?». Если один из партнеров несчастен, это означает, что МЫ несчастливы. Можем ли мы честно об этом говорить? Если «да», то стоит тому, кто не чувствует любви, задать вопрос: «Что я могу для тебя сделать? Я не буду спорить с тем, что ты скажешь, а я просто возьму и подумаю над этим»…

Если мы хотим построить отношения на уровне души, то нам необходимо доверять этому чувствованию. Не запихивать чувствование под толстые слои рациональных размышлений. Не спасут никакие цветы, машины и деньги! Если душа в совместных отношениях сворачивается, нужно обратить на это внимание. И только честность с самим с собой, возможно, позволит встретиться с партнером на территории глубинной близости душ и пережить совместное счастье.

Источник
Загрузка...

Похожие записи

0 комментариев